перавесці на:

[С этими словами Туллий принимается спихивать один за другим бюсты классиков в отверстие мусоропровода. В камере остаются только два бюста -Овидия и Горация. Туллий запихивает в мусоропровод матрац, подушки и, пятясь раком, сам пролезает в отверстие.]
Туллий ([обращаясь к оставшимся бюстам]). Вас все-таки жалко. Ты же, нябось ([похлопывает по темени Горация]), еще и обжиться тут не успел. А ты ([к Овидию]) …как это тамНек сине те, нек текум вивере поссум. Ни с тобой, ни без тебя жить невозможноЧто да, то да. ([С этими словами Туллий зажимает нос и исчезает в мусоропроводе.])
Занавес. Конец II акта.
III акт
[Та же камера. Раннее утро. Солнечные лучи окрашивают потолок, проникая сюда как бы снизу. Громкое пение канарейки; оно и будит Публия.]
Публий ([пацягваючыся]). У-ли-тититююююю, ули-ти-ти-тюююю, тюююТибулл, Катулл, ПроперцийТююю, тюююЗапела-таки, сучкаслышь. Туллий… а?.. спит ещеО-о! ([Садится на постели, держась за голову.]) О-о, барбитураты этидают себя знатьКофе, значыць. ([Бессознательным жестом, прожимает ладонь к пульту, где вспыхивает имя, номер камеры и словоЗаказ”; столь же машинально Публий нажимает кнопкув ответ вспыхиваетКофе”; рука безжизненно падает, и раздается характерный шум заваривающейэкспресс”-машины, и в зале разносится запах кофе.]) …Ули-тити-тююА ничего себе, между прочим стоит, а!.. Сколько же в тебе сантиметров, красавец, будзе?.. Ууууууумоща-а-ау-у-у-, щас бы якак говорил -кто же? Нерон или Клавдий — у агульным, из древних: Не верь хую поутру стоячему: он не ебать, он ссать просит. Ыыы-эххх-што ты!..
[Публий откидывает полог и спускает ноги с кровати на пол. Некоторое время он так и сидит; потом встает и направляется к туалету; те же самые звуки, что мы слышали в конце предыдущего акта. Выходит из туалета, возвращается в свой альков, садзіцца, наливает себе кофе, встает, подходит к окну, потягивается, делает первый глоток, достает сигарету, закуривает.]
День-то какой, ликторы-преторы! Тибр извивается, горы синеют. цыган, сука, весь как на ладони. Пинии шумяткаждую иголочку видно. Фонтаны сверкают, как люстры хрустальныеВсю Империю, можна сказаць, відаць: от Иудеи до КастрикумаПринцепсом себя чувствуешь… хоць, вядома, может это только намтакпоказывают… А, Туллий, как ты думаешь!.. Спит, заразаТакой день пропускаетНаверно, все же в прямой трансляцииНо даже если и в записиПотому, відаць, и записали, что лучше не бывает… ([Пьет кофе.]) Туллий, эй, Туллий! Вставай, сколько валяться можноДень-то какой!.. эй, Туллий!
[Публий оборачивается и только тут замечает что-то неладное: отсутствие бюстов и общий беспорядок в алькове Туллия.]
Туллий!!! ([Кидается к алькову.]) Туллий, дзе ты!?!? Туллий!!! Туллий!!! ([С тревогой, переходящей в ужас понимания, что Туллий исчез.]) Туллий, ты где? ([Кидается в туалет, из которогосознает на бегу -только что сам вышел; заглядывает под кровать, ищет везде, где человеческое тело могло бы спрятаться.]) …И классики… ([Мечется по сцене: целая пантомима, состоящая из бессмысленных, но общих в своей отчаянности порывов: нюхает исподнее, быстро перелистывает валяющийся томик, включает и выключает лампу, ощупывает стекло окна и т. п.]) Туллий! Как же так. И Овидий. Овидий и Гораций. Пятнадцать минус два. Равняется тринадцати. Несчастливое число. Так я и знал. што? Знал — што? Чисел больше нет. При чем тут числа! При чем тут числа! Туллия нет. Такой день пропускает. Что же я будус кем же я буду? Я же с ума сойду! На кого же ты меня, зараза, покинуууул. На кого же ([падает на колени]) ты меня оставил, а, ([широко раскрывая рот]) а?-а?-а? вось яно, надвигается на меня, вот оно, вот оноВремя-я-а-а-а. ([Глаза полные ужаса, пятится в глубину сцены.]) Больше же ничего-ооо не-еееет… ([Пауза: спокойным тоном.]) З другога боку, кого-нибудь, вядома, подселят. Свято место пусто не бывает. И лучше бы молоденькогоВедь подселят. Не могут не подселить. Независимо от либералов сенатских. Ведь площадь пропадает. У рэшце рэшт, восемь квадратных метров на брата положено. Что же я с этим пространством делать буду, а? Кровать втораяЧашкатога лишняяТуллий, как же это, а? Так это и будет выглядеть, когда меня тоже… калі я… “Ничего от них в итоге / не осталось, кроме тоги…” галоўнае — чашка лишняя. пустая. Туллий!!!.. стоп. можа, это они просто показываютВ записи, вядома. Стереоскопическое, трехмерноев газете было: изобрели. То-то он и не откликается. Потому чтов записи… ([Внезапно хватает свой еще дымящийся кофейник и бежит через сцену к алькову Туллия, хватает пустую чашку, наливает в нее кофе и пьет.]) альбо — либо -либо — гэта — яму — мяне — показывают! В трансляции, вядома. Потому и не откликается. стоп! Этого не может быть! ([Хватается за виски.]) альбо — либо этонакладка! Двойная экспозиция! Совмещение записей! або — записи с трансляцией! што, уласна, и есть жизнь! То естьреальность! Оттого и лучше, чем есть, быть стараешься. Живот втягиваешьНо что же тогда -экран?!! ([Наливает кофе в свою чашку, пьет.]) або — гэта — запись -показывает — сябе — трансляции. Что есть определение действительности. Формула реальностиВ любом случаекак же ему все-таки удалось? ([Приоткрывает дверцу мусоропровода, заглядывает вниз.]) Туллий! Эгегей!.. В любом случае, если подселят, то лучше молоденького. Даже в случае записиИ чем раньше, тем лучше. ([Снимает телефон, набирает номер.]) И чем раньше, тем лучГ-н Претор, это Публий Марцелл из 1750-го. што, доброе утро. Г-н Претор, Туллий Варрон исчез. што, не могу его найти. Предполагаю, что бежал. што. Как? вядома? Вам известно!??! К-к-каким образом? Небось, телекамеры, што? Прямая трансляция… Ну так, так я вам и поверил: “ничего общего”. Чтоооооо? Сам позвонил? С какой-такой улицы? С виа деи Фунари?! Но этоэто же в двух шагах от Капитолия! Господин Претор, этот человек опасен… А? Как? Просил передать, что купил просо? Просо? ([Кричит.]) Какое просо!!!???.. Какое просо, господин Претор!? Вы что? Рехнулись?.. Как? Для канарейки? Мать честная! дзе?! В заведенииСельва”? што — два кило? Извиняется, что только два кило? Что было только полсестерция? А-а-а-а!!! ([Хватается за голову.]) По дороге — куды? Домой??? Г-н Претор, што вы маеце на ўвазе… Как? Возвращается?? Что значитвозвращается? Что значит успокоиться? А? так дакладна… транкливитранквиллитранкви-ли-заторыЕсть принять!.. Но он же… што? Через пять минут? Если не раньше? Сразу после санобработки??? …Есть запить водой… ([Вешает трубку.]) Е-моеЕ-моеЕ-моеЧто же это, вброд-коня-купать, творится… ([Бессознательно шарит ладонью по пульту: там загорается имя-номер заказа: транквилизатор, затем из отверстия появляется коробочка с таблетками и стакан воды.]) …З другога боку… с другой стороны, могли и старика подселить. Никакой гарантииЗакон на всех распространяется… хоць [малчика] тоже могли… ([Спохватывается.]) Снотворное. ([Хватает флакон и начинает метаться по камере, ища куда бы его спрятать.]) Найдетздесь найдети здесь тожев книги… няма… Эврика! ([Кидается к алькову Туллия и прячет флакон ему под кровать. В этом положении и застает его Туллий, выходя из лифта.])
Туллий. Чего ты там роешься?
Публий. А, это ты? ([С деланным спокойствием.]) Сандалий ищу. Я сандалий свой потерял.
Туллий. Левый или правый?
Публий. Правый. Хотя вообще они одинаковые.
Туллий. Как и сами ноги. Как и сами ноги.
Публий. Завтракал?
Туллий. што, с претором. Но от кофе не откажусь. ([Замечает остатки кофе в своей чашке.]) Это что такое? Кто пил из моей чашки!
Публий. Я думаў…
Туллий. Обнаглел, скунс! И как быстро! Спал-то хоть в своей? Варвар паршивый.
Публий. Я думаў — не вернешься
Туллий. Да если б даже не вернулся!!! На кой тебе две чашки? Срач разводить? По помойке соскучился. Ностальжи де ла бю. Зов предков. Восточный базар. Мухи навозные. ([Споласкивает чашку в раковине.]) Микробы.
Публий. Расист… Я думаў, не вернешься и, гэта, ну, как его, стосковался. Дай, думаю, из его чашки выпью. можа, думаю, еще Туллием пахнет.
Туллий. Ну и? Чем же это таким Туллий пахнет?
Публий ([взрываясь]). Ссакой! Канализацией и ссакой! Дерьмом! Чего ради ты вернулся, а? Ведь сбежал — няма? Рванул когти. На хренана хренана хренавозвращаться было?!..
Туллий. А снотворное?
Публий. што — снотворное?
Туллий. Мы же поспорили.
Публий. ну?
Туллий. И ты проиграл.
Публий. ну?
Туллий. Потому и вернулся: а) Доказать, что ты проиграл, б) За снотворным.
Публий. Ты сышоў з розуму! Ты сышоў з розуму! Как ты мог! Ведь сбежал! Не просто сбежал, а — из Башни! Был на свободе! Могкуда угодно — і — і ([не находит слов]) променял свободу на снотворное!..
Туллий. А тебе не приходило в голову, душка Публий, что снотворноеи есть свобода? И что наоборот тоже.
Публий. Да пошел ты со своими парадоксами! Ведь сбежал! Ведь нашел же способ! І мне, зараза, не сказал!
Туллий. ну, ты б тоже со мной не поделилсябудь ты на моем месте.
Публий. што. Но я бы и не вернулся! Из чего бы следовало, что возможность сбежать все-таки есть! А тыты сократил шансы! Минус еще один способ! Который был. А теперь его — няма.
Туллий. Способ сбежать, Публий, всегда есть. А вот способ остаться… ўцёкі — он что доказывает? Что система несовершенна. Тебя это, вядома, устраивает. Потому что ты, Публий, хто? — варвар. Потому что для тебя Претор — вораг, Башняузилище. И так далее. Для меня он — ніхто, она -ничто. И ониникто и ничтодолжны быть совершенны. В противном случае, почему не вернуться к бараку.
Публий. И то веселее.
Туллий. Рано или поздно все становится предметом ностальгии. Потому элегия и есть самый распространенный жанр.
Публий. И эпитафия.
Туллий. што. В отличие от утопии. Говоря о которойгде мое снотворное?
Публий. Мало ли где! Ты же вернулся. Сам, вядома; но это все равно, что поймали. не важна, чым. Голыми руками или идеей. Идеиони самые овчарки и есть!
Туллий. Даже если и так, мы же поспорили. И ты проиграл. Я выиграл. За выигрышем и вернулся. ([Чеканя каждый слог.]) Где моеснотворное?
Публий. Да почем я знаюда на свободе таблеток этих завались. Бесплатно даютуказ сенатский. Протяни рукуи готовоСвобода и есть снотворноеНаваломА ты
Туллий. Речь, Публий, шла не о вообще снотворном.
Публий. То есть?
Туллий. А о [твоем] снотворном.
Публий ([вздрагивает]). То есть о моей свободе?
[Пауза.]
Туллий. Оставим громкие слова, Публий. Где флакончик-то?
Публий. Где правый сандалий. У тебя под кроватью.
Туллий. Гм. Хитро. ([Смотрит с интересом на Публия.]) Я б ни в жисть не догадался. ([Достает флакон из-под кровати и прячет его в складках тоги.]) Переоденусь пойдупромок весь. Льет, как из ведра.
Публий ([бросая быстрый взгляд в окно, дзе — сияющий полдень]). Но -сейчас лето, што?
Туллий ([из-за ширмы]). В Риме, Публий, всегда лето. Даже зимой.
Публий ([снова глядя в окно]). По крайней мере, утро сейчас, а? Часов, как говорили при христианстве, дзесяць.
Туллий. раніца, утро. Не волнуйся. С этим они еще дурака валять не научились.
Публий. Не в их интересах. Я имею в видусокращать сутки.
Туллий. Это почему же?
Публий. Да потому что пожизненно. И удлинять не в их интересах тоже.
Туллий ([задумчиво]). Н-да, чревато эпосом. Ни больше, ни меньше. ([Выходит из-за ширмы, в свежевыглаженной тоге, направляется к столу, подливает себе кофе, достает из недр тоги сигару и разваливается на лежанке. Первое кольцо дыма.])
Публий. Не поделишься?

Самыя чытаныя вершы Бродскага


усе вершы (змест па алфавіце)

пакінуць каментар