перавесці на:

Туллий. Не памятаю. Скиф какой-то. Наблюдательный они народ. Особенно по части животных.
[Пауза. Прогуливаются.]
Публий. Что с поэтами интереснопосле них разговаривать не хочется. То есть невозможно.
Туллий. То есть херню пороть невозможно?
Публий. Да нет. Вообще разговаривать.
Туллий. Самого себя стыдно становится. Ты это имеешь в виду?
Публий. Примерно. Голоса, тела и т. d. Как после этих строчек про двойникаНу-ка, повтори.
И лебедь, як раней, плывет сквозь века, любуясь красой своего двойника.
Публий. Дальше ехать некуда
[Пауза. Прогуливаются.]
Жить незачем. жыць, магчыма, и не надо было. Детей делают по неведению. Не ведаючы, што гэта — уже есть. Или по недоразумению
Туллий. Либо надеясь, что они тоже стихи писать станут. И многие пробуют. Но вскоре на прозу переходят. Речь в Сенате толкают. И т. d.
Публий. Я тоже баловался. Когда мы когортой в Ливии стояли
Туллий. Опять похабель какая-нибудь
Публий. Да нет, молодой еще былЯ тоже одно написал. Ничего не помню; только две строчки, тоже про птицу:
Но порой меня от сплина
Не спасал и хвост павлина!
Туллий. Ха! Недурно. Совсем недурно, Публий. Не лишено изяществаБольше не пробовал?
Публий. Не, завязал.
Туллий. ЖалкоИ не потому, что сидел бы ты сейчас не тут, скажам, а на своей вилле на Яникулуме. Тут бы, положим, был твой бюст. Жалко потому, что сказанное поэтом неповторимо, а тобойповторимо. То есть если ты не поэт, то твоя жизнь — клішэ. Ибо все — клішэ: рождение, каханне, старость, смерць, Сенат, война в Персии, Сириус и Канопус, даже цезарь. А про лебедя и двойника — няма. Чем Рим хорош, так это тем, что в нем столько поэтов было. Цезарей, вядома, таксама. Но историяне они, і што, что поэтами сказано.
Публий. што? А Тиберий с Траяном, а Адриан? А новые территории в Африке?
Туллий. Зарезать, Публий, и легионер сумеет. И умереть за отечество тоже. И территорию расширить, и пострадатьНо все это клише. гэта, Публий, уже было. Хуже того, это будет. По новой, то есть. В этом смысле, у истории вариантов мало. Потому что человек ограничен. Из него, как молока из коровы, много не выжмешь. Крови, напрыклад, только пять литров. ён, Публий, предсказуем. Как сказка про белого бычка. Как у попа была собака. Да капо аль финем. А поэт там начинает, где предшественник кончил. Это как лестница; только начинаешь не с первой ступеньки, а с последней. И следующую сам себе сколачиваешь… напрыклад, в Скифии этой ихней кто бы теперь за перо ни взялся, с лебедя этого начинать и должен. Из этого лебедя, так бы мовіць, перо себе выдернуть
Публий ([приглядываясь к пейзажу]). Интересно, фильм это или прямая трансляция?
Туллий ([взрываясь]). Да какая разница! Природа и есть природа. Деревья эти зеленые. Вот уж, говоря о клишеСтвол от ствола еще отличить можно, но лист от листа! адсюль, я думаю, идея большинства и пошлаПрирода сама и есть трансляцияИз зала СенатаСплошная овация
Публий. Да успокойся ты, Туллий. Разнервничался. Вообще ты последнее времяС пол-оборота заводишься. Ну хочешь, выключим. В нашей же власти.
Туллий. Выключи, сапраўды — ужасная все-таки гадостьТавтология. Хуже всего, што — естественная. маці, так бы мовіць, природа
Публий. Выключаааююю… ([Нажимает кнопку; пол останавливается, аллеи исчезают, зажигается свет.]) В следующий раз лучше заранее откажемся. ([Миролюбиво.]) В следующий раз
Туллий. Варвар! В следующий раз!.. Откуда ты знаешь, каким он будет, раз этот следующий! Привык к тому, что завтра наступает. Развратился.
Публий. Ты на что намекаешь? А? Может, зарезать меня собираешься? Повода ищешь? з, режь! Тем более что на пленку записывают. Или прямо транслируют. Режь! Все лучше, чем в цилиндре этом вонючем
Туллий. Никто тебя резать не собираетсяПол потом мыть… як, между прочим, и наоборотпросто распсиховался я что-то. Ты тоже. Может, они какой дури в паштет намешали.
Публий. Юлишьхотя паштет и впрямь был не очень.
Туллий. З другога боку, мы такого еще не пробовали. Из страусовой печенки с изюмом.
Публий. Вообще рыбу в последнее время мало давать стали.
Туллий. Может, она вся в Лептис Магну ушла, у бандерши твоей эволюции учиться.
Публий. або — блокада морская. Сам говоришь, стычки в Персии.
Туллий. Лето к тому же: портится быстро.
Публий. Н-да. Рыбки бы сейчас. Свеженькой… ([Глядя в окно.]) Глаза бы мои этих звезд не видели. Уж лучше бы в шахтах сидеть, как при республике. Уголь и уголь. По крайней мере, рубая его, хоть иллюзия была, что к свету пробиваешься… гэта, вядома, шикарная идеяэнергию из воздуха добывать, легкие эти механические, что Тиберий ввел, и печень. И даже приятно, что кровь ихняя так называемаякоричневого цвета. Не только экономическая, но и эстетическая независимость от чучмеков этих с нефтью ихней. И вообще в пандан Риму с его терракотойА только в шахте, думаю, было все-таки лучше. В смыслене было надежд этих, бессознательно с прозрачностью связанных. Синь эта, дальхолмыУмбрия. Альпы. Особенно в хорошую погоду. Тем более весной. Ультрамарин и прочее. На кареглазых такие вещи особенно сильно действуюткогда взгляд канает и канает, без остановкиМечтательность развивается. Не то что в шахте. На это, відаць, Тиберий и рассчитывал. Вместо того, чтоб на стенку лезть, воображение разыгрывается. За счет, ясное дело, яростиЗвезды эти к тому же. Вега и Кассиопея. Орион и Медведицы. Сконцентрироваться невозможно. Тот же СириусТого гляди, про лебедя и двойника сочинять примешьсяУдивительно, Туллий, что ты не пробовал. При таком-то виде.
Туллий. Я пробовал. Не далее как вчера.
Публий. ну?
Туллий.
Вид, открывающийся из окна,
Девять восемьдесят одна.
Публий. Девять восемьдесят чего? Девять восемьдесят одна?.. Это чего такое?
Туллий. Ускорение свободного падения.
Публий. Макабр. Помноженное на 500 метров, если не больше. МакабрЗначит, ты тоже об этом думаешь?
Туллий. О чем?
Публий. ну… об этом ([указывает глазами на потолок]) …сам понимаешь.
Туллий ([смотрит на потолок]). Над нами только этоткак его?.. ресторан. И антенна телевизионная.
Публий. Да я не про то!.. ([Обрывает себя на полуслове. Следует отчаянная пантомима. Возводя глаза горе, Публий одновременно тычет пальцем вниз. затым, убедившись, что смысл его жестикуляции не доходит до Туллия, меняет тактику и, тыча пальцем в потолок, косит глазами в пол. После чего следует комбинация того и другого, в итоге которой он окончательно запутывается и, поняв это, кричитсмесь шепота и крика.]) О побеге! або… або — аб ([с расширенными глазами]) о самоубийстве!
Туллий. Очень благородная римская традиция. Сенека и Лукреций. Марк АнтонийЭто с какой же стати я о самоубийстве думать должен?
Публий. Ну как же! Это жэто жевыход!
Туллий. Самоубийство, Публий, не выход, а слововыход”, на стенке написанное. Как сказано у поэта. Только и всего.
Публий. У какого?
Туллий. Не памятаю. У восточного.
Публий. Это где?
Туллий. Тоже в Западной Азии. Наблюдательный они народ
Публий. тады — аб… аб ([подбегает к умывальнику, отворачивает кран и свистящим шепотом]) о побеге?
Туллий. Совершенный ты дикарь, душка Публий. Самоубийство, побег. Детский сад какой-то. Куда бежать? В Римиз Башни? Но это все равно, что из Историив Антропологию. Или лучше: из Временив историю. Мягко говоря, деградация. Со скуки окочуриться можно.
Публий. А здесь чем лучше? Там хоть что-то происходит. Петушиные бои. Гетеры. гладыятары. Сенат, у рэшце рэшт. Законодательство. Да я бы снова в легион записался. Ко всем чертям. В Ливию, в Персию! Если не поэт, то хотя бы в истории участвовать! В географии, па меншай меры. Особенно когда морем путешествуешь.
Туллий. Его отсюда тоже видать. В хорошую погоду особенно.
Публий. Как и бои петушиные. Записанные на пленку. Для потомства.
Туллий. Или в трансляции. Хочешь, включим? Публий. Ладно, чего там
[Над мусоропроводом загорается лампочка.]
Туллий. Публий!
Публий. чаго?
Туллий. Жену тебе привезли.
Публий. А?
Туллий. Тумбочка твоя новая. По-моему, доставили.
Публий ([замечая лампочку и поднимаясь с лежанки.]) Груб ты, вот что
Туллий. Помочь?
Публий. Да ладно, я сам.
[Открывает дверцу: оттуда выплывает новая, из хромированной стали, тумбочка.]
Туллий. прыгажуня, а?
Публий. нічога, сапраўды.
Туллий. Из того же материала, что и сама Башня. Не как-нибудь.
Туллий. Н-да, нічога… Только в ней все отражается. ([Устанавливает тумбочку около кровати, отходит на два шага.]) Как в кривом зеркале. Но -зеркале.
Туллий. Нет лебедя без отраженияМожет, это тебя охладит малость. Южный темперамент. Либо наоборот распалит.
Публий. Да оставь тыЗавидуешь, небось. вядома, в твоем возрасте. Да и в моем тожеРаньше, бывала, сунешь пенис в ведровода кипит. А зараз ([машет рукой])…
Туллий. Я это ведро тебе на своем с первого этажа на пятый поднесу. С петухами особенно.
Публий. Кончай хлестаться.
Туллий. Пари?
Публий. На что?
Туллий. На твое снотворное. На неделю вперед.
Публий. Ты сначала ведро найди. Не выпускают их больше
Туллий. ну, это претору позвонить можно; он разыщет.
Публий. И ступеньки
[Пауза. Публий исследует внутренности тумбочки.]

Самыя чытаныя вершы Бродскага


усе вершы (змест па алфавіце)

пакінуць каментар