перавесці на:

Туллий ([не меняя позы]). Наш или наружный?
Публий. Наружный.
Туллий. Плюс десять по Цельсию.
Публий. Холодновато.
Туллий. А какая тебе разница. Градусник-то наружный.
Публий. Не имеет значения. Все равноградусник. ([Пауза.]) Неужели дождь сейчас в Риме?..
Туллий. Тебе-то что?
Публий. Я римлянинХотя бы уже потому, что тут нахожусь
[Пауза.]
Туллий. Все мы теперь римляне. ([Глядит на градусник.]) Зачем только они его сюда повесили? Садисты.
Публий. Когда я воевал в Галлии, к нам однажды в когорту бордель привезли. Так бандерша ихняя, сука, знаешь до чего додумалась? Приделала к пружинам матраца таксометр. Представляешь?
Туллий. ты, значит, все о бабах
Публий. Да нет, одного легионера вспомнил: не хватило у него. Пары сестерциев. Больно здоровый был. Так у него рожа была, как у тебя сейчас. Точь-в-точь.
Туллий. На себя посмотри, грызло. ([Берет с полки книжку и заваливается на постель.])
Публий ([рассуждает вслух]). Плюс десять. Высотаполкилометра над уровнем моря. Это если Капитолийского холма не считать. С ним, думаю, все семьсот получаются. Такім чынам, семьсот равняется плюс десять. В Риме, стала быць, градусов на пять теплее. Дождь если там, значит, што — теплый. Вода в Тибремутная-мутная. Как сказано у поэта. Люди бегут, кошки в окнах мяукают. Башню не видно. Во время дождя никто не думает о БашнеЧто значит -архитектураЯ бы в Сенат пошел. Чудное это делово время дождя в Сенате сидеть, слушать, как законы обсуждаются. ГолосоватьЯ бы, вядома, былза”. Неважно даже, за што. А кто-нибудь был быпротив”. Какая разница? На то и демократия. Я по натурепозитивист. И когда руки поднимаются, по всему залудух такой волной идет. Под мышкамиДаже еще и приятней, когда с меньшинством голосуешьЭ-эх, только подумать: сидишь себе в Сенатена улице дождьтут теплоподнимаешь руку… ([Пауза. Поднимает руку, принюхивается.]) …демократияТуллий!
Туллий. Отстань.
Публий. Все читаешьПрошлым интересуешься. вядома, при таком количестве истории, какое уж тут настоящее. Тым больш, будучыню. Даже географии ни хрена не осталось. Простоколонии: части Империи. Куда ни плюнь. Даже если и независимыми ставшиеТопография только и осталась. Вниз-вверхЧитай, читайКогда все прочтешьКниги-то на полке останутся, а тебя в мусоропровод спустят. Как сказано у поэта: Дольче эт декорум эст про патрия мори. Сладостно и почетно умереть за отчизну. Н-дадольче.
Туллий. В самом деле, что у нас нынче на сладкое?
Публий. Хорошо бы опять пирожное.
Туллий. Опять, говорят тебе, не бывает.
Публий. Н-да, все повторяется, кроме меню.
Туллий. Ты бы, вядома, наоборот предпочел.
Публий. А то нет!
Туллий. Я и говорю: варвар. ([Захлопывает книгу и встает.])
Публий. Да при чем тут варвар?! Чего ты лаешься все время? Варвар! Варвар. Как собака гавкает
Туллий. А при том, что истинный римлянин не ищет разнообразия. Истинному римлянинувсе равно. Истинный римлянин единства жаждет. Так что меню разноеэто даже лажа. Меню должно быть одинаковое. Как и дни. Как само времяПослабление это: со жратвой у нас. Нет еще полного единства. але, відаць, грядет.
Публий. Как же таквсе равно? Пирожное равно отсутствию пирожного, ці што?
Туллий. Ага. Потому что sub specie aeternitatis *([1]) отсутствие равняется присутствию вообще. То есть истинный римлянин разницу за подлянку считает. Так что меню лучше если одинаковое.
* 1. sub speciae aeternitatis ([лац.]) — с точки зрения вечности.
Публий. Пирожных не напасешься. або — их отсутствияН-даДольче эт декорум.
Туллий. Сладостно и почетноГрядет все-таки единство. Стилято есть. Ничего лишнего. С нас, можна сказаць, и начинается
Публий. што? а сам канарейку пожалел.
Туллий. Не пожалел, а оставил.
Публий. Ну это одно и то же
Туллий. Отнюдь. ([Задумчиво.]) И вообще жалко, что этоканарейка, а не, скажам, оса.
Публий. Оса?! Какая оса?!
Туллий. Потому чтоминиатюризация. Сведение к формуле. Иероглиф. Знак. Компьютерные этикак их. Ну когда все — мозг. Чем меньше, тем больше мозг. Из силикона.
Публий. Туллий!
Туллий. Как у древнихТо есть я хочу сказать, что например, оса, если поймать ее в стакан и блюдцем накрыть
Публий. ну?
Туллий. …то она там, как гладиатор в цирке. То есть без кислорода. И стаканон вроде Колизея, в этой, как ее, миниатюре. Особенно если не граненый.
Публий. Ну и что?
Туллий. І што, что канарейкаслишком большая. Почти животное. Не годится по стилю. В смыслеэпохи. Много места занимает. А оса -маленькая, но вся — мозг.
Публий. Да какое там место! Клетка же.
Туллий. Тавтология, Публий. Тавтология. И тебе бы больше осталось.
Публий. ну, осы ты тут не дождешься. И вообщежалятся.
Туллий. Это все честней, чем чирикать; в данных обстоятельствах. И вообщелетать перестала. Зажралась.
Публий ([ощупывая свой живот]). што, птичке сто грамм прибавитьэто не то, что нашему брату… Я, можа, и пирожное из этих соображений
Туллий. И то сказатьотлетался.
Публий. Одно утешение: в мусоропровод не пролезу. Хлопот со мной, Туллий ([ощупывает свою талию]), не оберешься. Еще пожалеешь, когда скончаюсь.
Туллий. У них там сечка, Публий. Сечка-дробилка. Принцип мясорубки с мотивам Тарпейской скалы: в указе так и сказано. Я памятаю, указ этот читал -еще мальчиком. А то бы народ бегал. И после сечки этойкрокодилы
Публий. Я таксама, памятаю, читал, что раньше, когда еще свидания давали, многие шары себе под кожу в член вшивали, чтоб диаметр увеличился. У члена же главное не длина, а диаметр. Потому что ведь баба, пока сидишь, с другими путается. Ну и отсюда идея, чтоб во время свидания доставить ей такоепереживание, чтоб она про другого и думать не хотела. Только про тебя. И поэтомушары. Из перламутра, говорят, лучше всего. хоць, подумать если, откуда в зонах этих ихних перламутру взяться было? Или из эбонита, из которого стило делали. Выточишь себе шарик напильничком, миллиметра два-три в диаметреи к [херургу]. И херург этот их тебе под кожу загоняет. Крайняя плоть котораяПодорожник пару дней поприкладываешьи на свиданиеНекоторые, даже на свободу выйдя, шарики эти не удаляли. Отказывались
Туллий. То-то Тиберий свидания и отменил.
Публий ([кричит]). А чего ему жалко?! Если человекраз в год!.. тым больш, калі — пажыццёва?!! Жалко ему стало, што? ([Успокаиваясь.]) Это же придумать надо: раз в год человеку палку кинуть пожалетьЭто же надо придумать!
Туллий. Да уж всяко лучше, чем сирот плодить.
Публий. Тогда нечего легионы в Ливию посылать. И в Сирию. И в Персию.
Туллий. Это разные вещи. Дольче эт декорум эстСладостно и почетно
Публий. Палку кинуть тоже сладостно.
Туллий. Вот и отменили, чтоб ты не смешивал.
Публий. Сладостное с почетным?
Туллий. Приятное с полезным, ПублийСвидания всей этой идее правосудия противоречат, всему принципу Башни. А палка тем более. Палка есть как бы побег из Башни.
Публий. Какой же побег? Мы же тут пожизненно.
Туллий. Да не о тебе речь, Публий. Неужто ты не понимаешь. Не о тебе: о сперме твоей. Это и есть побег. дакладней, утечка. Научись мыслить абстрактно, Публий. Дело всегда в принципе. В идее, которая заложена в вещи, а не в вещи как таковой. Раз пожизненното пожизненно. Жизнь есть идея. Сперма -вещь.
Публий ([кричит]). Но я же все равно спускаю! ([Успокаиваясь.]) Вон вся тумбочка желтая.
Туллий. Потому и отменили, чтоб не смешивал.
Публий. Чего не смешивал?
Туллий. Идею с вещью. А тумбочку мы другую выпишем. Калі, вядома, ты к этой не привязался.
Публий ([смерив тумбочку взглядом]). няма, не думаю.
Туллий ([снимая трубку]). Алло, г-н Претор. Это Туллий Варрон из 1750-го. Ага, опять. Не могли бы вы прислать нам новую тумбочку? што, лучше из хромированного железа. што, стараякак бы получше выразиться -проржавела… што, только однуПремного благодарен, г-н Претор. Пардон? Лебединая песня? Что? Какой еще бес в ребро? Это я для г-на Публия Марцелла заказываю. Что? Да он смущается. Премного благодарен. ([Вешает трубку.]) Будет тебе новая тумбочка.
Публий. дзякуй.
Туллий. Не за что.
Публий ([глядя на тумбочку]). Сразу ее, ці што?..
Туллий. Лучше сразу. С глаз долойиз сердца вон. Помочь?
Публий ([ревниво]). няма! Я сам.
Туллий. Как знаешьТяжелая толькоИ что ты в ней нашел? Тым больш — квадратная.
Публий. А того и нашел, что квадратная. Ты вокруг посмотри. Все круглое. Обтекаемое. Довели модернисты Рим до ручкиВ квадратном-то есть что-то доверие внушающее. Старорежимное. Сумма углов. Идея верности. Есть за что зацепиться. Красное дерево. Мебель! Инициалы можно вырезать.
Туллий. Ну так, або: “Публий плюс тумбочка. Равняется любовь”. Хотя татуировка еще лучше будет. Зависит, вядома, дзе…
Публий ([задумчиво]). што, татуировка, вядома, естественней. ([Начинает двигать тумбочку.]) Нет ничего естественней, чем татуировка. Особенно, если пожизненно.
Туллий. Помочь?
Публий ([кряхтя]). Ничего, я сам.
Туллий. сам, самСмотри не надорвись.
Публий ([кряхтя]). Завидно, небось? Что человек делом занятНет уж, я лучше сам.
Туллий. Ревнивый, значит. І, напэўна, щекотки боишься. Все ревнивые щекотки боятся.

Самыя чытаныя вершы Бродскага


усе вершы (змест па алфавіце)

пакінуць каментар