перавесці на:

Туллий ([назидательно]). У Времени, Публий, есть все, кроме места. Особенно с тех пор, как числа отменилиА пространстволюбая его точка может статьПоэтому его так и живописуют. Все эти пейзажи и ландшафты. Этюды с натуры. Чистое подсознаниеСо Временем этот номер не проходит… так, разве что портрет там или натюрморт
Публий. И тебе все равно — дзе?
Туллий. Мне ўсё роўна — дзе, и мне все равно — калі.
Публий. вось яны, римские доблести! Стойкость патрициев! Муции Сцеволы! Руки жареные! Если тебя не интересует ни где, ни когдачто же тебя интересует? як?..
Туллий. Меня интересуетсколько.
Публий. Сколько — чаго?
Туллий. Сколько часов бодрствования представляют собой минимум, необходимый компьютеру для определения моего состояния как бытия. То есть, что яжив. И сколько таблеток я должен единовременно принять, дабы обеспечить этот минимум?
Публий. ???
Туллий. Не пойми меня превратно. Дело не в том, что мне надоело с тобой разговаривать. Хотя отчасти да. И не в том, что я не спал всю ночь. Что тоже правда. Просто действительно хочется уподобиться Времени. То есть, его ритму. Поскольку я не поэт и не могу создать новыйЕдинственное, что я хотел бы попытатьсясделать свое бытие чуть монотонней. Менее мелодраматичным. Больше на зрителя рассчитаннымГрубо говоряспать больше. Восемь часов сна, шестнадцать бодрствования: эту версию Времени я знаю. можа, это можно переиграть.
Публий ([ошеломленный всем услышанным]). То есть как?
Туллий. Скажем, шестнадцать сна и восемь бодрствования. Или восемнадцать сна, шесть бодрствования. Чем меньше бодрствования, тем больше снаи тем интересней версия Времени. Пространство — яно, вишь, Публий, всегда одинаковоегоризонтальное. А ВремяЯ уже пытался кое-что. ну, там спать днем, не спать ночью. Или бдеть трое суток подряд и наоборот. але, во-первых, в этих условиях ([кивает на окно]) дополнительная энергия расходуется на определение дня и ночи. Да и сутки просто так не измеришь. А па-другое, — и это беспокоит меня сильней всегоесть некий минимум бодрствования, после наблюдения которого компьютер прекращает подачу пищи. И тогда придется выпрашивать у тебя. Хутчэй за ўсё, менять на снотворное. Что испортило бы весь замысел. Не говоря уже о том, что вступили бы в отношения, не предусмотренные Тиберием при организации Башни и, хутчэй за ўсё, неприятные нам самим
Публий ([быстро]). Что ты имеешь в виду поднеприятными”?
Туллий. ну, там меновая торговля, воровство, подозрения, доносы Преторуты же жил в РимеИ пока бы я объяснил Претору, в чем дело, и пока бы он согласился поверить
Публий. можа, Претора и спросить, сколько таблеток тебе можно?
Туллий. Что ты! Что ты! ([Шепотом, поднося палец к губам.]) Я же не имею права на снотворное больше. Я же свое выбрал еще в прошлом месяце… няма, никто ничего знать не долженТайна… У рэшце рэшт, если поэт интересуется Временем профессионально, то ялюбительски. А любитель действует по наитиюВот ты, напрыклад, — сколько ты на ночь принимаешь?
Публий. два — две с половиной. Три.
Туллий. Значит так, — три таблеткивосемь часов сна. Шестнадцать часов, стала быць, равняетсяшести таблеткам. Запомним: шестнадцать -шести. То есть шестьшестнадцати. Допустим, нам нужно семнадцать часов. Чтобы получить семнадцать, надо увеличить дозу с шести насколько? Стоп. Делим шестнадцать на шесть. То есть часы на таблетки. В итоге получаемСтоп. глупства. Делим таблетки на часы. Шесть на шестнадцать. Получаем, перш за ўсё, дробь. Публий, ты следишь за ходом мысли?
Публий. С завистью и с восхищением.
Туллий. Погоди, то ли еще будет. значыць, дробь плюсСбился. В общем даже если четными оперировать, то получается: одна таблетка равна четырем часам сна. Ничего себе таблеточка! Дает! значыць, одна четверть таблетки равна часу сна. значыць, если мы хотим прибавить семнадцать часов, нам надонам надоштук семь с хвостикомТак что ли… ([Неуверенно.]) Нам надо
Публий. Да на кой тебе Время? Сроку, ці што, не хватает? Ведь -пожизненно!
Туллий. В том-то и дело, друг Публий, что пожизненно переходит в посмертно. И если это так, то и посмертно переходит в пожизненноТо есть, при жизни существует возможность узнать, как будет тамИ римлянин такой шанс упускать не должен.
Публий. Подглядеть, значыць?..
Туллий ([почти кричит]). Оно жеподглядывает!..
Публий. Подсмотреть? Через дырочку?..
Туллий. В известном смысле. але — не глядя. С закрытыми глазами. В горизонтальном положении.
Публий. Когда мы когортой в Галлии стояли
Туллий. Публий! умоляю! Ради всего святого
Публий. …я одного грека знал. До чего был предприимчивый. Домами торговал. И был у него один дом. Шести или восьмиэтажный — не памятаю. Нормальные семьи жили. Муж, жанчына, дзіця. Так он что, бестия, придумал? Он им вместо лампочек миниатюрные телекамеры вкрутил. За три сестерция можно было целый час семейную жизнь наблюдать. Совокупление то есть. Весь цимес был именно в том, что сегодня они могли решить не делать этогоИ плакали твои сестерции. А могли и наоборот
Туллий. Чего ради ты мне это рассказываешь?
Публий. Очереди к нему стояли! Потому чтоэлемент вероятности. Это знаешь как распаляет! И особенно, если у них ребеночекИ они его сначала спать укладываютИли он среди дела просыпаетсяи вякать заводится. Что ты!.. И она, уже на полном взводе, со станка слезает и в детскую канаетИ особенно, если блондинкаИ потом возвращается, а у него эта вещь
Туллий. Прекрати, я сказал!
Публий. Колоссально он заработал, грек тот. Целую сеть потом открыл. “Аргускомпания называлась. Не слышал?
Туллий. няма.
Публий. значыць, своим умом дошел.
Туллий ([пересчитывает таблетки во флаконе]). В старые добрые времена, Публий, таким, як ты, язык выдирали, уши обрезали и глаза выкалывали. Или кожу живьем сдирали. Или кастрировали… можа, я только потому и терплю все это, что казнить уже наказанногово-первых, камерой, во-вторых, тым, как твои мозги устроены, — получается тавтология. Театр в театре.
Публий. Или как если тебе в собачье дерьмо ступить… ([Прикладывает ладонь к животу.]) Полдник скоро.
Туллий. Пойду лягу. Все-таки ночь не спал. ([Пересчитывает таблетки.]) Спать, спаць… Не съедай мою порцию, а?.. Что у нас сегодня?.. Паштет из голубиной печенки ифорель с яйцами аистаН-да, наконец-то рыбаЯйца, па меншай меры, оставьпозавтракатьВозьму для верности ([высыпает на ладонь]) восемь. ([Наливает вина в бокал; глотает снотворное и запивает.])
Публий. Не уходи, пастой… Что же я-то делать буду? Шестнадцать часов подряд!
Туллий. Семнадцать.
Публий. Тым больш! Ты обо мне подумал? Эгоист! Патриций! Все вы такие! За это вас и не любятЧто я-то делать буду? На меня-то тебе наплевать, што?
Туллий. Не ори! Телек посмотришь. Музыка опять же. Прогулка потом. КнижкиВон классиков этих почитайКлассика вообще приятней читать, когда знаешь, как он выглядел
Публий. Да с кем же я разговаривать буду?! Вслух, ці што. Да я жСемнадцать часов. адзін. Да это ж с ума сойтиДа я ж не выдержу
Туллий. Да чего там выдерживать, о чем ты толкуешь. ([Зевает.]) Наоборотв покое тебя оставлю… ([Зевает.]) А когда проснусь, расскажу, чего виделпро Времятам тоже показывают… ([Зевает.])
Публий. Не зевай!.. ([Хватает Туллия за полу тоги.]) пастой! Не ложись ещеКак же так… ([хватается за голову]) …один в этом Пи-Эр-квадратекак точка, циркулем обведеннаяДа что ж ты, подлец, делаешьБудто я не человекНе зевай!!! ой, у меня голова сейчас лопнет. Ты чтоне понимаешь?!..
Туллий ([широко зевая]). чалавек, Публий… чалавек ([зевает опять]), ну что в человеке особенного… ([Зевает.]) Отвернись.
Публий. навошта?
Туллий. Снотворное спрятать. И переодеться.
Публий ([отворачивается]). Я бы и так не взялТолько не долго.
Туллий ([зевая]). Щасщас… ([прячет таблетки в клетку с канарейкой]) щас, щас. ([Возвращается в альков.]) так, где моя ([зевая]) тога?.. шерстяная которая
Публий ([оборачивается]). Лучше белую возьми.
Туллий. Просили же тебя отвернуться. Переодеваюсь я
Публий. Я только такглазами помацатьЗачем ты эту берешь? Возьми белую.
Туллий ([зевая, почти голый]). няма, серая лучшеБольше на Время похоже. Оно же, Публий, ([зевает]) серого цветакак небо на севереили там волны…([Зевает, широко разворачивает тогу.]) бачыш?.. Так Время и выглядит… або ([складывает ее пополам]) так… або — так… ([Складывает по-другому]). Серая тряпочка. ([Заворачивается в тогу и ложится.])
[Пауза.]
Публий. Как же так. Я же не буду знать, сколько времени прошло. Ведь песочные часы тоже отменили.
Туллий. Не волнуйся. Я сам проснусь. Когда семнадцать часов пройдет. ([Зевает.]) Это и будет означать, что семнадцать часов прошлокогда проснусь
Публий. Как же так
[Пауза.]
Туллий. Публий.
Публий. А?
Туллий. Сделай мне одолжение.
Публий. чаго?
Туллий. Пододвинь ко мне поближе Горация.
[Публий передвигает бюст.]
Ага. дзякуй. И О- ([зевает]) -видия.
Публий ([ворочая бюст Овидия]). так?
Туллий. Агачуть поближе
Публий. так?
Туллий. Еще ближе
Публий. класікі… Классик тебе ближе, чем простой человек
Туллий ([зевая]). Чем кто?
Публий. Чем простой человек
Туллий. А?.. чалавек?.. чалавек, Публий… ([Зевает.]) Человек одинок… ([зевает опять]) …как мысль, которая забывается.
[Занавес.]
1982

Самыя чытаныя вершы Бродскага


усе вершы (змест па алфавіце)

пакінуць каментар