تترجم إلى:

ديمتري Bobyshev

إبرة المثل في كومة قش لا تقل عن مجيد,
в городском полумраке, نصف العالم,
в городском гаме, плеске и стоне
тоненькая песенка смерти.

ضوء شارع العليا, الشوارع ضوء العليا
все рисует нам этот город и эту воду,
и короткий свист у фасадов узких,
вылетающий вверх, вылетающий на свободу.

Девочка-память бредет по городу, бренчат в ладони монеты,
мертвые листья кружатся выпавшими рублями,
над рекламными щитами узкие самолеты взлетают в небо,
как городские птицы над железными кораблями.

A المطر ضخمة, дождь широких улиц льется над мартом,
как в те дни возвращенья, أننا لم ننس.
الآن، وتذهب واحدة, يذهب واحد على الأسفلت,
и навстречу тебе летят блестящие автомобили.

أن الحياة, جميع أنحاء العالم zalivom merknet,
шелестя платьем, عقب tarahtit, mnogoimenna,
и ты остаешься с этим народом, с этим городом и с этим веком,
أن, واحد على واحد, لديك إما طفل.

Девочка-память бредет по городу, يأتي المساء,
льется дождь, и платочек ее хоть выжми,
девочка-память стоит у витрин и глядит на белье столетья
и безумно свистит этот вечный мотив посредине жизни.

الأكثر زيارة الشعر برودسكي ل


كل الشعر (محتوى أبجديا)

اترك رد