მსოფლიოს შეიქმნა შერევით ტალახში, წყლის, ცეცხლი…

მსოფლიოს შეიქმნა შერევით ტალახში, წყლის, ცეცხლი,
воздуха с вкрапленным в оный криком «Не тронь меня!»,
рвущимся из растения, впоследствии – изо рта,
чтоб ты не решил, что в мире не было ни черта.
Потом в нем возникли комнаты, რამ, სიყვარული, в лице
сходство прошлого с будущим, арии с ТБЦ,
пришли в движение буквы, в глазах рябя.
И пустоте стало страшно за самое себя.
Первыми это почувствовали птицы – хотя звезда
тоже суть участь камня, брошенного в дрозда.
Всякий звук, будь то пенье, шепот, дутье в дуду, –
следствие тренья вещи о собственную среду.
В клекоте, в облике облака, в сверканьи ночных планет
слышится то же самое «Места нет!»,
как эхо отпрыска плотника либо как рваный SOS,
в просторечии – пульс окоченевших солнц.
И повинуясь воплю “მოშორებით! убирайся! вон!
с вещами!”, само пространство по кличке фон
ცხოვრება, сильно ослепнув от личных дел,
смещается в сторону времени, где не бывает тел.
Не бойся его: я там был! არსებობს, далеко видна,
посредине стоит прялка морщин. ის
работает на сырье, залежей чьих запас
неиссякаем, пока производят нас.

1993

შეფასება:
( 1 შეფასება, საშუალო 5 დან 5 )
გაუზიარე მეგობრებს:
Joseph Brodsky
კომენტარის დამატება