O'rmon Idil

Men

U:
aka, любезный пастушок,
у меня от жизни шок.

u:
aka, любезная пастушка,
у меня от жизни – юшка.

Birgalikda:
Руки мерзнут. Ноги зябнуть.
Не пора ли нам дерябнуть.

II

U:
Oh, любезный мой красавчик,
у меня с собой мерзавчик.

u:
aka, любезная пастушка,
у меня с собой косушка.

Birgalikda:
Славно выпить на природе,
где не встретишь бюст Володи!

III

U:
Xayr, девки-козы,
возвращайтесь-ка в колхозы.

u:
До свидания, буренки,
дайте мне побыть в сторонке.

Birgalikda:
Хорошо принять лекарства
от судьбы и государства!

IV

U:
Мы уходим в глушь лесную.
Брошу книжку записную.

u:
Удаляемся от света.
Не увижу сельсовета.

Birgalikda:
Что мы скажем честным людям?
Что мы с ними жить не будем.

V

u:
Что мы скажем как с облавой
в лес заявится легавый?

U:
Что с миленком по душе
жить, как Ленин, в шалаше.

Birgalikda:
aka, пастушка, ты – философ!
Больше нет к тебе вопросов.

BIZ

U:
Буду голой в полнолунье
я купаться, как Колдунья.

u:
И на зависть партизанам
стану я твоим Тарзаном.

Birgalikda:
В чаще леса, гой-еси,
лучше слышно Би-Би-Си!

VII

U:
Будем воду без закуски
мы из речки пить по-русски.

u:
И питаясь всухомятку
станем слушать правду-матку.

Birgalikda:
Сладко слушать заграницу,
нам дающую пшеницу.

VIII

U:
Соберу грибов и ягод,
чтобы нам хватило на год.

u:
O'rmon, приют листов и шишек,
не оставит без дровишек.

Birgalikda:
manba, топорик дровосека
крепче темени генсека!

IX

U:
Я в субботу дроле баню
под корягою сварганю.

u:
Серп и молот бесят милку.
Подарю ей нож и вилку.

Birgalikda:
Гей да брезгует шершавый
ради гладкого державой!

X

U:
А когда зима нагрянет
милка дроле печкой станет.

u:
В печке той мы жар раздуем.
Ни черта. Перезимуем.

Birgalikda:
Ular aytishdi, чем стужа злее,
тем теплее в мавзолее.

XI

U:
Qarab qo'ymoq, стучит на елке дятел
как стукач, который спятил.

u:
Хорошо вослед вороне
вдаль глядеть из-под ладони.

Birgalikda:
Елки-палки, лес густой!
Нет конца одной шестой.

XII

U:
aka, вдыхая запах хвои,
с дролей спать приятней вдвое!

u:
Хорошо дышать березой,
пьяный ты или тверезый.

Birgalikda:
Если сильно пахнет тленом,
это значит где-то Пленум.

XIII

U:
Я твоя, как вдох озона.
Нас разлучит только зона.

u:
men, пастушка, твой до гроба.
Если сядем, сядем оба.

Birgalikda:
Тяжелы статей скрижали.
Сядем вместе. Как лежали.

XIV

U:
Что за мысли, Haqiqatdan ham!
Точно гриб поганый съели.

u:
Дело в нем, в грибе поганом:
В животе чекист с наганом.

Birgalikda:
Ну-ка вывернем нутро
на состав Политбюро!

XV

U:
Славься, o'tin, и славься, dala!
Стало лучше нашей дроле!

u:
Славьтесь, кущи и опушки!
Полегчало враз пастушке!

Birgalikda:
Хорошо предаться ласке
после сильной нервной встряски.

XVI

U:
Хорошо лобзать моншера
без Булата и торшера.

u:
Славно слушать пенье пташки
лежа в чаще на милашке.

Birgalikda:
Слава полю! Слава лесу!
Нет – начальству и прогрессу.

Birgalikda:

С государством щей не сваришь.
Если сваришь – отберет.
Но чем дальше в лес, do'st,
тем, do'st, больше в рот.

Ни иконы, ни Бердяев,
ни журнал «За рубежом»
не спасут от негодяев,
пьющих нехотя Боржом.

Qarab qo'ymoq, стремленье к перемене
вредно даже Ильичу.
Бросить все к едрене фене
вот что русским по плечу.

Власти нету в чистом виде.
Фараону без раба
и тем паче – пирамиде
неизбежная труба.

Приглядись, do'st, к лесу!
И особенно к листве.
Не чета КПССу,
листья вечно в большинстве!

В чем спасенье для России?
Повернуть к начальству «жэ».
Волки, мишки и косые
это сделали уже.

Мысль нагнать четвероногих
bizga, имеющим лишь две,
привлекательнее многих
мыслей в русской голове.

Бросим должность, бросим званья,
лицемерить и дрожать.
Не пора ль венцу созданья
лапы теплые пожать?

<1960-bu>

Tezlik:
( 1 baholash, o'rtacha 5 dan 5 )
Do'stlaringiz bilan o'rtoqlashing:
Jozef Brodskiy