Translate to:

– Что ты делаешь, birdie, on a black branch,
оглядываясь тревожно?
Хочешь сказать, что рогатки метки,
но жизнь возможна?

– Ах нет, когда целятся из рогатки,
я не теряюсь.
Гораздо страшнее твои догадки;
на них я и озираюсь.

– Боюсь, тебя привлекает клетка,
и даже не золотая.
Но лучше петь сидя на ветке; редко
поют, flying.

– Неправда! Меня привлекает вечность.
Я с ней знакома.
Ее первый признак – бесчеловечность.
И здесь я – дома.

1993

Most visited Brodsky's poetry


All poetry (content alphabetically)

Leave a Reply