כאן חי פטרובה. אני לא יכול…

כאן חי פטרובה. אני לא יכול
припомнить даже имени. Ей-Богу.
Покажется, בוודאי, что лгу,
а я – не помню. К этому порогу
я часто приближался на бегу,
но только дважды… לא, не берегу
как память, ибо если бы помногу,
то вспомнил быА так вот – ни гу-гу.
ורניי, не так. Скорей, להיפך
все было бы. Но нет и разговору
о чем-то яркомДьявол разберет!
Лишь помню, как в полуночную пору,
когда ворвался муж, я – сумасброд
подобно удирающему вору,
с балкона на асфальт по светофору
сползал по-рачьи, задом-наперед.
Теперь она в милиции. Стучит
машинкою. Отжившие матроны
глядят в окно. Там дерево торчит.
На дереве беснуются вороны.
И опись над кареткою кричит:
«Расстрелянные в августе патроны».
Из сумки вылезают макароны.
И за стеной уборная журчит.
טרגדיה? О если бы.

1969

הצבעה:
( טרם התקבלו דירוגים )
שתף עם החברים שלך:
יוסף ברודסקי
השאר תגובה